«За последней чертой»: тело против сознания в фотопроекте Сандро Джордано

Итальянский фотограф не просто так снимает моменты сокрушительного падения разных персонажей. «Мои фотографии о людях, которые живут в изнурительном темпе и переживают внезапные отключки, – говорит Сандро Джордано. – Когда требования современного мира уже слишком велики, чтобы с ними справляться, тело восстаёт против сознания». Сандро Джордано (Sandro Giordano) родился в Риме 6 октября 1972 года, изучал сценографию в Институте кинематографии и телевидения Роберто Росселлини. После института работал инженером светового и звукового оборудования в римских театрах. В 1993 году учился актёрскому мастерству в одной из лучших частных школ Рима, а в следующем году начал строить профессиональную карьеру актёра, играя в театре и снимаясь в кино. С октября 2013 года Сандро целиком посвящает себя фотопроекту «IN EXTREMIS» (За последней чертой; без жалости к телу). Свои фотографии из этого проекта Джордано называет короткими историями о мире падающих людей. Его измученные персонажи внезапно теряют сознание и, падая, даже не пытаются спастись. Они крайне изнурены и угнетены повседневной жизнью, так как постоянно поддерживают некий внешний облик вместо того, чтобы просто существовать. «Мы живём в искажённом мире пластической хирургии, который увековечивает стереотипные образы, питающие заданную маркетинговую модель, – говорит фотограф. – Я верю, что совершенство в несовершенстве. Именно сильными контрастами, хрупкостью и человечностью каждый индивидуум отличается от остальных. Я скрываю лица своих персонажей, чтобы за них говорило тело. Это падение – точка невозврата. Есть поговорка, что нужно достичь дна, чтобы начать движение вверх. Падение моих персонажей – это их дно, поскольку они достигли своей последней черты, за которую не может перейти их ложное я. Каждый сжимает в руках предмет, символизирующий эту ложность. Это притворство представлено не только предметами, но и одеждой, прическами и локацией. Всё, что видно на картинке, олицетворяет их притворство, и только распластанное тело выражает правду. В своих кадрах я никогда не использую манекены; для меня позируют профессиональные актёры, способные истолковать то, что не отображают тела, потому что я хочу, чтобы невидимое стало явным. С детства я всегда любил фильмы Чарли Чаплина, Лорел и Харди (популярнейшая комедийная пара актёров в истории кино), потому что они заставляли меня смеяться. В их фильмах мы часто видим, как с персонажами происходят страшные вещи, серьёзные несчастные случаи... падения... Инстинктивная реакция – замешательство и неловкость по поводу несчастливой судьбы персонажа, но затем та же неловкость выливается в высвобождающий смех. Это эффект, который я хочу воссоздать через свои фотографии: рассказать трагедию через иронию. На разбившегося человека я смотрю с любовью и привязанностью, и не чувствую себя исключением. Именно это чувство сопереживания позволяет мне не судить, а делиться историями, которые я рассказываю в надежде, что, если мне удастся рассмешить зрителя, это будет благоприятной предпосылкой, чтобы поверить в лучшее и более аутентичное будущее».

Подробнее: 
cameralabs.org

Добавить новый комментарий